«Печаль моя светла…»

     Дверь распахнулась в ответ на заливистую трель звонка. На пороге маленькая, худенькая женщина с большими печальными глазами. «Ко мне? Из газеты? А по какому поводу? Я совсем не ждала». Снежная белизна волос скрыта рыжей дымкой краски. Лицо изрезано морщинками. И все же не верится, что Наталье Игнатьевне Стреколовской 94 года.

 

     Подвижность, ясность ума, охота поболтать и хорошее расположение духа, - все это, увы,  редко сопровождает столь почтенный возраст. На прикроватном столике, где у пожилых людей обычно громоздятся залежи медикаментов, я заметила лишь одинокую коробку таблеток от давления.

     - Здоровье в последнее время меня не балует. Но я пилюли глотать не спешу. Сомневаюсь, что от них пользы больше, ведь список побочных эффектов огромный, - пожала плечами очаровательная старушка.

     Наталья Игнатьевна не отмечает сегодня юбилей, не получает награду… Так зачем мы здесь? Из уважения к возрасту, который сам по себе является неоспоримым богатством. Пришли, чтобы узнать историю ее жизни, послушать рассказ о давно минувших днях. Всегда любопытно, с каким чувством человек оглядывается в прошлое, чему научила его жизнь. Одному минувшие десятилетия кажутся кратким мгновеньем, другой прошел долгий утомительный путь.

     - Моя жизнь была большой и удивительной, - улыбается собеседница. - Впечатлений хватает, чтобы заполнять воспоминаниями вечера, теперь уже тихие и однообразные. Люблю перебирать в памяти разные события, воскрешая мельчайшие подробности: лица, голоса, слова, запахи, эмоции. Даже начала писать мемуары.

     У меня было счастливое детство. Родилась в Казанке. Отец работал скотником в колхозе. Летом я ходила с ним пасти коров. Обувала высокие тисовые сапоги. Только из-за малого росточка утопала в луговых травах по пояс и все равно насквозь промокала от росы. Девчонка я была бойкая, во всех играх первая. На деревянных качелях крутила солнышко по двадцать раз кряду. Никто из ребят так не мог. Была я худюсенькая, болела часто. Каждую весну прицеплялась ко мне малярия. На уколы ходила пешком в Ново-Кусково.

     Росла Наташа красавицей,черная коса ниже пояса,  петь и плясать мастерица. Полюбил ее без памяти гармонист Гриша, и она ему свое сердце отдала. Совсем еще юные, они хранили целомудренность отношений, ждали времени, когда смогут пожениться. Но этому не суждено было случиться. Едва невесте исполнилось шестнадцать, грянула война, а в 1944-м Григория призвали на фронт. Расставание было полным горьких слез и взаимных клятв.

     - Гриша предлагал расписаться, но я не согласилась, обещала его ждать. Слова своего не нарушила. Письма с фронта связывали нас невидимой нитью. Я бережно хранила эти нежные послания.

     Старшего брата и отца Натальи тоже призвали в армию. 19-летний Михаил Щеголев сгинул без вести в первом же бою. Отцу воевать не пришлось, в силу возраста он служил в трудармии на конном заводе под Ленинградом. В тылу вместе с Натальей остались бабушка, мама, старшая сестра и младший братишка.

     - Здесь, глубоко в Сибири, мы не слышали взрывов снарядов и не переживали всех ужасов Великой Отечественной, - говорит Наталья Игнатьевна. - У нашей семьи был огород в 70 соток, корова, телятки, куры. Голода не знали. Меня взяли работать продавцом в магазин в Челбаке. Этого поселения, располагавшегося близ Казанки, теперь уже не существует. Помню, в магазине пустые полки были - только водка стояла да деревянные топорища. Ну, еще кое-какая посуда. Каждый день привозили свежий хлеб, который я отпускала строго по карточкам: кому по двести граммов в день, кому по пятьсот. Другой какой товар едва появится, тут же его с прилавка сметут. Причем колхозники не все могли купить. Что-то полагалось в продажу только партийным работникам…

     Григорий, хранимый девичьей любовью, прошел войну невредимым. Только домой в 1945-м он не вернулся: молодого человека обязали отслужить еще четыре года на Дальневосточном морском флоте.

     - Разлука наша затянулась, - вздыхает собеседница. - Мне уже 22 года исполнилось, все подружки замуж повыходили. Я своего девичества стыдилась. Вот и ответила согласием на предложение одного из поклонников. С мужем Василием не было нам счастья. Сынок еще маленький был, когда пришла беда. Супруга осудили за убийство по неосторожности на десять лет. Из тюрьмы он вышел досрочно, но подорвал там свое здоровье и нервную систему. Диагноз -  рассеянный склероз - не оставил шансов на выздоровление. Четыре года я жила вместе со свекровью, ухаживала за Василием. В 34 года стала вдовой.

     В то время Наталья Игнатьевна уже жила в Асино, закончила Новосибирский техникум общественного питания и работала главным бухгалтером в Асиновском райпотребсоюзе. Посвятила этому предприятию больше сорока лет жизни.

     - Вся жизнь моя сосредоточилась на работе, на заботах нашего большого дружного коллектива, на воспитании единственного сына Александра. Мальчик рос послушным, трудолюбивым, учился на отлично, его награждали путевками в «Артек». Я и теперь им горжусь, он стал хорошим человеком. До пенсии проработал в городских электросетях. Нынче отметил семидесятилетие.

     О личном счастье молодая женщина не думала, казалось, для нее все уже позади. Но однажды встретила человека с родственной душой, с которым захотелось просыпаться по утрам, делить печали и радости.

     - Федор был мягкий, ласковый. Мы прожили 46 замечательных лет  в мире и согласии, стали по-настоящему родными, - с грустью вспоминает Наталья Игнатьевна свою невосполнимую утрату.

     Гармонист Григорий в родные края так и не вернулся. Женился, стал отцом двоих дочерей. Но семейной идиллии не сложилось, его брак распался. Он несколько раз приезжал в Асино, виделся со своей Наташей, уговаривал бросить все и быть вместе. Но было слишком поздно что-то исправить без того, чтобы не причинить боль близким.

     - В своей жизни я жалею лишь об одном, что не дождалась своего Гришу. Он навсегда остался моей любовью. Первой и единственной, - признается старушка.

     У Натальи Игнатьевны Стреколовской два внука, три правнука и четыре праправнучка. Сбылась ее мечта о большой семье. Она любит стряпать, читать классическую литературу, вязать кружева, сочинять стихи и разгадывать кроссворды. До семидесяти лет пела в хоре «Ветеран» и по сей день собирает за чаем многочисленных подруг. Да и соседи у нее очень дружные, тесно общаются, заботятся друг о друге, можно сказать, живут одной семьей. Вообще ее дом особенный - рекордсмен по количеству жильцов-долгожителей. На два подъезда приходится восемь человек в возрасте за восемьдесят и за девяносто лет!

     - Не знаю, чем заслужила такую долгую жизнь, - пожимает плечами бабушка. - Но рецепт у меня для вас, пожалуй, есть. Нужно добрым быть, помогать людям, не завидовать. На плохое худым не отвечать. Научиться ценить то, что имеешь и не бояться этим делиться. Я так жила и душу мою ничто дурное не тяготит. Старость моя спокойна, а печаль - светла…

Теги:

Please reload

Избранные новости

Как плату за тепло пересчитали

17.01.2019

1/10
Please reload

Свежие новости