Спасибо за мирное небо!


Медаль за бой, медаль за труд В самом начале войны семнадцатилетнего Василия Демьяновича Печиборща призвали в армию. Новобранцев распределили по ротам и отправили в сторону Черкасска. Неделю шли они до города. Немцы обнаружили колонну и накрыли ее бомбами. Многие погибли. «Горько и страшно вспоминать эти военные дороги, - вспоми нал ветеран. - Мы сразу оказались в адовом пекле. Наша юность на этом закончилась…».

В Краснодарском военно-пехотном училище Василий Демьянович проучился 4 месяца на краткосрочных офицерских курсах. Враг прорвался в Краснодар и всех курсантов отправили в Сталинград. Неделю рыли окопы, но и сюда пришли фашисты, прорвав оборону. Вместе с другими бойцами Печиборщ попал в окружение. Благодаря смелости командиров удалось выйти из ловушки. Сразу соединились с другими училищами, образовав сводный курсантский полк Винницкого военно-пехотного училища. «Нас перевозили с одного места на другое, - вспоминал солдат. - Наши наступления были малоуспешны. Многих бойцов положили немцы. Из 200 человек осталось только шестеро: командир роты, связной и четыре курсанта. Один из них - я. Но все-таки наши войска взяли фашистов под Сталинградом в окружение, хваленая немецкая армия во главе с Паулюсом была взята в плен».

11 декабря 1942 года Василий Демьянович был тяжело ранен. Перенес несколько операций. Из тела извлекли множество осколков, удалили глаз. В 20 лет молодой, красивый парень стал инвалидом, непригодным для военной службы. И началась трудовая жизнь в тылу.

За ратные подвиги и безупречную трудовую деятельность Василий Демьянович был награжден орденом Великой Отечественной войны I степени, медалями «За боевые заслуги», «Жукова», «За победу над Германией», многими юбилейными медалями. За самоотверженный труд награжден серебряной медалью «За доблесть», медалью «За безупречную службу в МВД», «Ветеран труда», «200 лет МВД России» и другими.

«Диссонанс» №18 от 4.05.2006 г.


За эту землю он сражался

Родом Михаил Христофорович Лихачев из Бологачево, что в Первомайском районе. Рос в семье крестьян, семи лет от роду начал свой рабочий век - правил колхозной лошаденкой. Потом судьба перебросила к самому Чулыму в село Горбак. Здесь и продолжил свой крестьянский труд. Сначала как все боронил, пахал, сеял, а потом пошел на повышение, стал бригадиром. Старался, что было сил, и дело пошло...

- В 1939-м началась массовая переподготовка кадровых военных. Со всей округи мужчин с этой целью в Юргу командировали, - погружался ветеран в воспоминания. - Так что не хитро догадаться, что война для Сталина не была неожиданностью. В сорок первом мне семнадцать лет было, в седьмом классе учился. Страшным известием, как и другие ребятишки, не особо заинтересовался, забавы были на уме. Только помню страшный рев по улице пошел, все забегали, заметались...

Меня призвали в сорок втором, после окончания Асиновской снайперской школы. Из наших выпускников сформировали 353-й пехотный полк - и на линию фронта. Высадили во Ржеве. Отделение отправили пешком за сто сорок километров. Сухого пайка выдали на три дня, а месить грязь пришлось двенадцать суток. Хватили мы тогда лиха! По прибытии прошли небольшую военную подготовку и в бой. В первом же бою, тринадцатого декабря, меня ранило осколками в плечо, их прямо в полевом госпитале повытаскивали, и - опять на передовую.

Попал в состав девятой гвардейской Краснознаменной дивизии, особый лыжный батальон «Сибирский». Задача у нас была прорвать линию железной дороги между Витебском и Полоцком. Продвинулись на четырнадцать километров вглубь немецкой обороны, оттянули на себя вражеские войска, тут нас почти всех и переколотили.

В первом-то бою боязни большой не было. Любопытно все, хотелось лишний раз выглянуть. Команду «Вперед!» дадут, так бежишь под минометным огнем, не оглядываешься, не задумываешься... А во второй раз как увидел - товарищи убитые пачками лежат - так мурашки по коже. С тех пор страх не проходил.

В марте, снова тринадцатого числа, видно не счастливое оно у меня, случилось второе ранение. Лежал на излечении в госпитале в Ивановской области и оттуда был направлен домой. Вот так в июле сорок четвертого я вновь вернулся в Горбак. Тогда же еще шесть человек николаевских пришли домой по ранению. А скоро и войне конец настал. И не было границ радости.

Ничего в деревне за время войны не изменилось, только домики похудали, да мужиков почитай не осталось. В Горбаке голодом не сидели. На период войны колхоз наш был преобразован в рыболовецкий, вот всем миром и сидели на рыбе: сушеной, соленой, вяленой. Клуба не было, собирались вечерком на улице и устраивали танцы с гармошкой. В страду оставались на лугах в палатках ночевать, табор охраняли, технику. Там и с девчатами дружили. Я как вернулся, не долго в женихах ходил, через три месяца женился. С того дня и началась у меня новая жизнь. Дослужился до зампредседателя колхоза, пятерых детей растил. В Новониколаевку перебрался в сорок восьмом году...»

Тут и проходила вся дальнейшая жизнь Михаила Христофоровича Лихачева. За эту землю он сражался, эту землю пахал, а она всегда оставалась для него источником жизненных сил.

«Диссонанс» №47 от 18.11.2004 г.



В тылу врага

Из воспоминаний Владимира Тарасова, ветерана Великой Отечественной войны.

«23 июня 1944 года началась операция «Багратион». Наша армия шла в составе 2-го Белорусского фронта под командованием К. Рокоссовского. Я служил в полку разведки, основные предназначения которого - разведка боем, рейд в тыл противника, захват стратегического пункта и удержание его до подхода основных сил армии.

Наступление советских войск по всему фронту было стремительным. Помню ночной бой за местечко Круглое Могилевской области. После того боя наш полк не досчитался двух танков из десяти. Но и противник, понеся потери, отступил, не сумев взорвать мост через реку Друть.

11 июля штаб нашего разведполка получил боевое задание: совершить рейд в тыл противника и захватить станцию Ивье, которая находилась почти в 120-и километрах за линией фронта. К ночи проселочной дорогой полк подошел к станции. Фрицы не ожидали такого дерзкого маневра и были захвачены врасплох. Некоторые их них даже купались неподалеку в озере. Завязался бой, и ночью станция была освобождена.

Наш артдивизион был расположен в двух км от станции. Машины со снарядами находились недалеко в укрытии и были замаскированы. В леске укрылись наши танки и мотоциклы с минометами, бронетранспортеры. Был устроен наблюдательный пункт. Мы с товарищем Колей Смирновым провели связь.

Утром 12 июля появились немецкие самолеты. Зениток у нас не было, поэтому фашисты осмелели и разбомбили артиллерийский взвод - бомба попала в машину со снарядами. Осколками взрывающихся в огне снарядов повредило орудие и убило наводчика сержанта Волкова. Погиб политрук, старший лейтенант Шведко. Связь была порвана.