От Ленинграда до Сибири

     В эти дни наша страна отмечает 75-летие снятия блокады Ленинграда, которая стала символом стойкости, мужества и беспримерного героизма советского народа в годы Великой Отечественной войны.

      Эвакуация населения из осажденного Ленинграда проходила в несколько этапов. В сибирских городах спешно создавались эвакуационные пункты. Обессиливших от голода люди неделями проживали на вокзалах и станциях. Прибывших блокадников селили в клубах, пионерских домах, старых бараках… Самых тяжелых блокадников, страдающих дистрофией, срочно распределяли по больницам, остальных отправляли в города и села Сибири. Поздней осенью 1942 года из блокадного Ленинграда в детский дом села Ягодное Асиновского района прибыли дети-блокадники.

     Блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 года. Советская армия и Балтийский флот делали все необходимое, чтобы обеспечить связью и транспортом ледовую дорогу через Ладогу. 22 ноября ледовая трасса была опробована. Впоследствии ее назовут «дорогой жизни». По ней удалось эвакуировать свыше 50 тысяч ленинградцев, но многих так и не удалось спасти.

      «Фюрер решил стереть город Ленинград с лица земли», - так говорилось в секретной директиве немецкого военного морского штаба «О будущности города Ленинграда» от 22 сентября 1942 года. Далее следовало обоснование: «После поражения Советской России нет никакого интереса для дальнейшего существования этого населенного пункта. Предложено тесно блокировать город и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сравнять его с землей. Если впоследствии создавшегося в городе положения будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты». Этот документ был опубликован в материалах Нюрнбергского процесса. Фельдмаршал Кейтель указывает командующему группой армий «Центр»: «Ленинград необходимо быстро отрезать и взять измором». Но город, несмотря ни на что, держался и работал для фронта.

     В первое время ленинградцы регистрировали смерть своих родных и близких в загсах, у которых можно было наблюдать длинные очереди. Но с наступлением зимы ослабленные голодом люди были уже не в силах похоронить умерших и далеко не всегда регистрировали их смерть, поэтому вести точный учет погибших не было возможности. В домах и на улицах лежали тысячи незахороненных трупов. С ноября 1941 года бойцы ПВО стали собирать трупы на улицах, а позднее вместе с сотрудниками Красного Креста обходили квартиры. Скованная морозом земля не поддавалась лопате, поэтому мертвых стали хоронить в братских могилах, которые делали при помощи взрывчатки. За первый год блокады было отрыто 662 братские могилы общей протяженностью 20 000 погонных метров.

 

Дети Ленинграда

     Спасение города от пожаров выпало на долю ленинградских мальчишек и девчонок. Они тушили зажигалки, сброшенные с вражеских самолетов, дежурили морозными ночами на вышках, носили воду из проруби на Неве, стояли в длинных очередях за хлебом… Старшие старались незаметно отдать свою долю блокадного пайка младшим, а те делали то же самое по отношению к старшим. Пик голода пришелся на начало зимы 1941 года. Нормы хлеба для солдат передовой линии обороны составляли 500 граммов в день, для работников горячих цехов - 375 граммов, для рабочих заводов и инженеров - 250 граммов, для иждивенцев и детей - 125 граммов. Булка хлеба наполовину состояла из несъедобных примесей, которыми заменяли муку.

     За годы ленинградской блокады погибли, по разным данным, от 500 тысяч до полутора миллионов человек. Так, на Нюрнбергском процессе фигурировало 632 тысячи человек. Только 3 процента из них погибли от бомбежек и артобстрелов, остальные - от голода и холода. Блокаду Ленинграда прорвали 18 января, а полностью сняли 27 января 1944 года.

     В  Асиновском районе  в с. Ягодном был создан детский дом, в котором должны были поселиться дети блокадного Ленинграда. Поздней осенью 1942 года в село Ягодное прибыли дети-блокадники. Сопровождал их В.В. Жуков, который после тяжелого ранения долгое время провел в госпиталях. Измученных долгой дорогой ребят решено было разместить в деревенской школе. Первым директором Ягодного детского дома стала Валентина Ивановна Лилина, которая вместе с детьми приехала из блокадного Ленинграда. Эта сильная духом женщина вместе с другими ленинградцами, работавшими воспитателями в детском доме, сделала все возможное, чтобы спасти детей.

 

«Там, за чертой блокады»

     В своей книге «Там, за чертой блокады» ленинградец, бывший воспитанник Ягодного детского дома Михаил Сухачев так рассказывает об этих событиях: «Маленький маневренный паровозик «Овечка» подтолкнул четыре вагона ленинградского детдома до тупика, где рельсы «загибались в небо». Председатель исполкома Асиновского района Г.А. Овчинникова, которая, встретив нас, сказала: «Вы знаете, Томский облоно дал распоряжение объединить вас с Воронопашенским детдомом. Но там живут местные беспризорные дети в возрасте от 3 до 16 лет. Старшие ребята настоящие хулиганы. Они сбиваются в шайки, терроризируют местное население, дерутся между собой и с местными ребятами. Страшно подумать, что будет с вами… Я приняла решение разместить вас в школе в Ягодном, что в 40 километрах отсюда, ближе деревни нет. Конечно, хорошо бы оставить вас здесь, все-таки районный центр. Но вчера у нас отобрали еще одно здание школы под артиллерийские курсы. Потом, у вас маленькие дети, им лучше, здоровее в деревне, чем здесь. Посмотрите, все здесь загажено паровозной гарью. Детей даже некуда будет вывести на прогулку. Сегодня все переберетесь в райисполком, переночуете, а утром придет обоз в пятнадцать телег. Я распорядилась, чтобы вас в Ягодном встретил председатель колхоза и помог устроиться».

     Маленькие дети на все происходящее смотрели с удивлением. Большинство из них лошадку видели только на картинке, а тут вон их сколько, и все они что-то жуют, машут хвостами, фыркают! И пахнут как-то незнакомо, по-особому. А когда обоз тронулся, малыши завизжали так, словно их посадили на карусели в ленинградском ЦПКиО имени С. М. Кирова. Вскоре повозки втянулись в чащу леса, и взрослые и дети с трепетом рассматривали огромные стволы кедров, пихт, лиственниц, елей. Это была настоящая сибирская тайга, о которой они читали, не осознавая на самом деле ее размеров и величия. Глядя на хвойные деревья и их кроны, уходящие высоко вверх, ленинградцы ощущали себя лилипутами, затерявшимися у подножия этих гигантов. Весь путь сопровождался дурманящим запахом кедровой смолы».

     По воспоминаниям автора книги, несмотря на солидные размеры одноэтажной бревенчатой школы, всех детей разместить в ней не удалось. Председатель колхоза скомандовал, чтобы заселили еще и соседний дом. Изба пустовала, в ней периодически обитал печник, которого видели здесь еще до начала войны. Дом заселили старшие ребята. Председатель колхоза вызвал Лилину и сказал: «У них должен быть один порядок: поднялись с первыми петухами - и за работу. Делов-то у вас невпроворот». Председатель также сказал, что вся надежда на старших ребят: «Их сверстники в колхозе составляют мужской костяк, и мы тоже сделаем из них сельхозбригаду».

 

Согрели в далекой Сибири

     В Ягодном детском доме было три группы по 20-25 ребят в каждой. Само слово «блокада» оставалось для них понятием отвлеченным. Зато вполне конкретным был голод, вой сирены, взрывы, поэтому непросто им было привыкать к мирной жизни. Эти дети заново учились жить: они прилежно делали уроки, помогали младшим. Здоровье их было подорвано, организм истощен, поэтому они получали усиленное питание: им ежедневно давали булочки, а на полдник - морковку. В детском доме была своя столовая, небольшой земельный участок, на котором выращивались овощи. Сразу, как только был основан детский дом, появилось большое подсобное хозяйство, за которым следили рабочие. Они тоже были из Ленинграда. Ухаживали за быками, свиньями, козами, лошадьми.

      «Дети были дистрофиками, и им нужно было козье молоко. Питание было очень хорошее, много масла, брали в колхозе мед, рыбу, - рассказывала бывший директор детского дома в послевоенные годы Е.И. Ратковская. - Помню, тогда пришел секретный приказ, в котором были перечислены фамилии детей, которым от голода пришлось попробовать человеческое мясо. Нам предписывалось строго следить за ними, ночами няням не спать…».

     Дети были разного возраста. Старшие учились в соседнем селе Мало-Жирово, где была семилетняя школа, там же и жили. В детский дом приезжали только на выходные. Младшие школьники учились в Ягодном. Были дети трех и четырех лет. Бывшая воспитатель А.С. Студилова, работавшая в то время в детском доме, вспоминала, что дети-блокадники сильно отличались от деревенских ребят. Они были тихими, послушными, прилежно делали уроки и напоминали маленьких старичков. Шефство над ними взяли преподаватели местной школы. Они окружили ленинградских  детей любовью и материнской заботой. Старались, чтобы им жилось тепло и уютно в далекой Сибири.

 

Провожали всем селом

     В 1945 году, когда закончилась война, многих воспитанников Ягодного детского дома забрали в Ленинград родственники, которые смогли выжить в блокаду. Подросших и окрепших детей провожали всем селом. С ними уехала и директор детского дома В.И. Лилина. Оставшихся воспитанников-сирот перевели в детский дом г. Томска. До 1955 года в Ягодном детском доме из ленинградских детей остались только Вера Серебрякова и Валя Тябут. Позже Валентина окончила музыкальное училище и жила в Асино. Но детский дом не опустел. Он пополнялся детьми депортированных и репрессированных латышей, эстонцев, молдаван, украинцев.

     В селе Ягодном до сих пор проживает очевидец тех событий Т.Е. Денисова. В 1942 году ей было 19 лет. Она работала прачкой в детском доме, иногда заменяла ночную няню. Вот как она вспоминает те годы: «Дети-блокадники были больные и слабые. В детском доме была очень добрая атмосфера. Все работали много и добросовестно. Я сама столкнулось лицом к лицу с войной. Нашу деревню под Смоленском захватили немцы. Жили под бомбежками. Я была в списке тех, кого фашисты должны были угнать в Германию»

     В Асиновском муниципальном архиве не сохранились документы о детском доме в селе Ягодном. Исследовательскую работу провела преподаватель истории Т.Ю. Перунова вместе со своими учениками. В 2008 году был создан школьный музей, в котором собраны сведения не только об истории села и школы, но и архивные сведения о детском доме, вплоть до его закрытия. Поисковикам удалось встретиться и записать воспоминания тех, кто там работал, а также собрать большой фотоархив.

      «Мы гордимся, что сибиряки внесли свой вклад в Победу, - говорит Т.Ю. Перунова. - В нашем селе нашли приют дети из блокадного Ленинграда, и мои земляки помогли им выжить. Их жизнь и работа тоже были вкладом в общую победу над врагом».

(По материалам исследовательской работы Т.Ю. ПЕРУНОВОЙ,

преподавателя МОУ СОШ с. Ягодного).

Теги:

Please reload

Избранные новости