Злосчастная квартира под №1

    Район нефтебазы давно считается выморочным. В четырех двухэтажных домах остались проживать те, кто не смог вовремя отсюда выехать, или по стечению обстоятельств приобрел здесь квартиру по бросовой цене. Жильцы вынуждены сами обслуживать дома, ремонтировать подъезды, латать крыши. «Мы понимаем, что брошены на произвол судьбы, - говорят они. - Бьемся над решением бытовых проблем долгими походами по коридорам администрации, беспрерывными звонками в диспетчерскую, письменными обращениями. С этой бедой мы боремся уже не первый год.  За это время накопилась целая кипа отписок от УК и ответственных лиц городской администрации».

     Семья Горькавых проживает более 30 лет в многоквартирном доме по ул. Мичурина, 13. Двухкомнатную квартиру хозяйка получила, когда еще трудилась на нефтебазе. Предприятие это уже давно не работает. Когда справляли новоселье, то радости не было предела. «Новые дома, светлые комнаты, в каждую квартиру отдельный вход, - говорит женщина. - Кто бы мог подумать, что нам придется доживать свой век в таких ужасающих условиях».

     В доме двенадцать квартир, три из них - 1, 9 и 12-я - являются собственностью Асиновского городского поселения. В квартире №1 когда-то жила пожилая женщина, которая умерла десять лет назад. Знакомые сразу после похорон разобрали все нажитое имущество: мебель, вещи, кухонную утварь и т.д. С тех пор помещение пустует. За эти годы в квартире были разбиты окна, вырваны двери, вынесены ванна и унитаз, срезаны металлические трубы и краны. Словом, квартира была полностью разграблена.

    Все бы ничего, если бы не тот факт, что от этого страдают соседи из квартиры №11, расположенной над пустующей жилплощадью. «В заброшенном помещении оконные проемы забиты досками. Одно окно застеклил муж, - рассказывает И.А. Горькавая. - Отопление в квартире подключено, но сквозь щели тепло уходит на улицу. Из-за этого в нашей и соседней квартире зимой холодно, постоянно ощущается высокая влажность. Но и это бы еще можно было бы как-то стерпеть, если бы не запах канализации и сырость. Из-за этого в наших квартирах огромное количество мошкары».

     Кое-как удалось жильцам дома договориться, чтобы раз в неделю приезжала ассенизаторская машина для откачивания нечистот. Но сама проблема-то не решилась. Женщина говорит, что жить в таких условиях невыносимо. Заброшенные квартиры рушатся на глазах, а в итоге рассыпается весь дом.

     У нас нет необходимости публиковать многолетнюю переписку руководителей УК и муниципалитета, так как и без того ясно, что до сих пор к единому мнению по поводу решения этой проблемы они так и не пришли.

 

     Глава 35 ст. 676 Гражданского кодекса РФ гласит: «Наймодатель обязан осуществлять надлежащую эксплуатацию жилого дома, в котором находится сданное внаем жилое помещение, предоставлять или обеспечивать предоставление нанимателю за плату необходимых коммунальных услуг, обеспечивать проведение ремонта общего имущества многоквартирного дома и устройств для оказания коммунальных услуг, находящихся в жилом помещении».

    Выходит, что муниципальная власть как наймодатель все-таки обязана контролировать жилищный фонд, которым в данном случае является квартира №1. И если наниматели, за которыми было закреплено это жилье, долгое время в нем не проживали, то администрация города должна была по решению суда либо выселить нерадивых жильцов, либо заключить новый договор аренды с теми, кто в нем нуждается. И тогда проблема бы так остро не стояла. Но...  При ознакомлении с перепиской выяснилась еще одна немаловажная деталь. В апреле 2017 года по обращению жителей комиссией по чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности был проведен визуальный осмотр трех муниципальных квартир в доме по ул. Мичурина, 13. Согласно акту осмотра система теплоснабжения в доме находится в исправном состоянии, то есть тепловой контур дома не нарушен. Из акта, подписанного тремя ответственными лицами, известно, что «в квартире №1 фактически никто не проживает, так как данное жилое (прошу заметить, жилое!) помещение закреплено за несовершеннолетним гражданином, который на данный момент находится на воспитании в детском доме».

 

   Возникает ряд вопросов: как же так могло случиться, что пустующая квартира, которая была закреплена за несовершеннолетним ребенком, оказалась в столь плачевном состоянии? Кто за это в ответе? Как оказался прописанным ребенок в этой квартире, когда старушки нет в живых уже десять лет? Соседи говорят, что никогда не видели, чтобы у пожилой женщины проживал малыш, ведь на момент регистрации ему должно было быть не более шести-семи лет. Когда достигнет совершеннолетия, встанет вопрос, в какое жилье он вернется. После выпуска из детского дома у него не будет возможности получить от государства собственную жилплощадь, так как она за ним уже закреплена.

  Надеемся, что администрация городского поселения разберется в создавшейся ситуации и предпримет надлежащие меры.

 

А воз и ныне там

     В материале «Кто в доме хозяин?» («Диссонанс» №50 от 14.12.2017 г.) речь шла о схожей ситуации. В брусовом двухквартирнике по ул. Крупской, 12 более тридцати лет проживает семья Поповых. Обе квартиры не приватизированы и находятся в муниципальной собственности. Соседняя квартира пустует, из-за этого зимой в квартире Поповых очень холодно. Промерзает общая стена, а весной из-за повышенной влажности гниют углы и пол. Дочь с маленьким ребенком вынуждены жить в таких невыносимых условиях. Женщина недоумевает, почему городская администрация допустила, чтобы жилое помещение столько лет пустовало и приходило в негодность. После выхода газеты, по словам Н.В. Поповой, к ним приходили представители городской администрации. Они обещали, что выделят средства на ремонт, а в пустующую квартиру будут заселены жильцы. Но пока новый хозяин так и не появился.

 

 

Теги:

Please reload

Избранные новости

Как плату за тепло пересчитали

17.01.2019