Вся жизнь на передовой


Эхо Великой Отечественной войны с годами становится все слабее, живых свидетелей той невыносимо тяжелой эпохи можно пересчитать по пальцам. И когда вдруг появляется информация о том, что список здравствующих ветеранов пополнился еще одной новой фамилией, то сразу в это и поверить трудно.

Семьдесят шесть лет прошло с того момента, когда отгремел последний артиллерийский залп. И неужели за эти семь десятков лет не нашлось ни одного человека, который бы помог непризнанному фронтовику подтвердить его боевой путь? И почему сам ветеран не делал даже попытки хоть как-то заявить о себе? Оказывается, так бывает. Случается, что сам герой ничего героического в своем прошлом не видит. А люди, его окружавшие, не придавали особого значения тому, с кем их свела судьба.

Так произошло и с нашей землячкой А.Н. Гонобобовой, которая нечаянно узнала, что она является ветераном и непосредственной участницей Великой Отечественной войны. Просто в один прекрасный день к ней на дом приехал военный комиссар города Асино и вручил удостоверение участницы Второй мировой.

Мы сидим в доме сына Александры Николаевны и беседуем о том, как так получилось, что она все эти годы даже не предпринимала попыток официально подтвердить свои ветеранские права.

- Во время переезда из одного города в другой у меня украли все мои фронтовые документы, - живо отвечает на мой вопрос седенькая старушка 97 годков от роду. - Сразу восстановить их не получилось. В период послевоенной суматохи никому до этого дела не было. А потом – семья, работа на ферме от зари и до зари… Да и кто бы подсказал, что надо эти бумаги как-то оформить. В моем окружении не так и много было людей грамотных.

А я смотрю на Александру Николаевну и диву даюсь. Речь у нее правильная, предложения выстраивает по-умному, и даже в голову не может прийти, что перед тобой «забитая» крестьянка. Просто женщина всю свою жизнь посвятила дому, семье, работе. И не было у нее ни сил, ни желания кому-то что-то доказывать и добиваться для себя особого статуса. А в нашей стране, к сожалению, к человеку отношение выстроено особое. Пока ты нужен, пока ты числишься винтиком в государственной машине, тебя будут и возвеличивать, и превозносить. Но только ты выбиваешься из обоймы, и о тебе сразу забывают.

Слава Богу, в последние годы в России мы наблюдаем мощнейший патриотический подъем. Многочисленные отряды поисковиков, команды юнармейцев, музейщики при поддержке властей всех уровней открывают все новые фамилии павших бойцов, находят ветеранов, которые в свое время были награждены орденами и медалями, но до сих пор их так и не получили. Восстанавливают справедливость в отношении фронтовиков, которые не смогли документально подтвердить свое участие в боевых действиях. Так случилось и в истории с нашей героиней.

- Я давно знаю Александру Николаевну, - говорит глава Большедороховского сельского поселения В.П. Овсянников. - И мне известно, что она в годы войны работала в госпитале. В свое время мы предпринимали попытки восстановить ее фронтовое досье. Но все было безуспешно. В прошлом году с председателем совета ветеранов нашего поселения Г.К. Астафьевой мы возобновили эту работу и отправили соответствующий запрос в наш горвоенкомат. Спасибо работникам военного комиссариата, они отнеслись к нашей просьбе очень внимательно. И спустя некоторое время из архива Министерства обороны был получен ответ, подтверждающий участие А.Н. Гонобобовой в Великой Отечественной войне.

В редакцию довольно часто приходят люди с просьбой помочь разобраться с возникшей проблемой. И у всех они бывают разные. Одних одолели соседские пчелы, другим кажется, что им начислили слишком маленькую пенсию или незаконно лишили льгот. В общем, вопросы приходится решать и серьезные, и совсем незначительные. С которыми сам заявитель мог бы при желании определиться за час. Но, согласитесь, есть у нас категория людей, которым кушать не давай, но дай на кого-нибудь или что-нибудь пожаловаться, помощи попросить. А вот Александра Николаевна - полная им противоположность.

- Я ни на что не жалуюсь, и на здоровье, нет, не жалуюсь, - смеется она, отвечая на мой вопрос. - До сих пор не знаю, в какой стороне у меня сердце, а где легкие. Когда мне воинское ветеранское удостоверение вручили, так тут столько врачей понаехало! И хирурги, и терапевты, и другие прочие. Даже узи дома мне сделали. Сразу столько внимания. Как будто я раньше совсем другим человеком была. Помню в давние годы у меня как-то давление поднялось, я и позвонила в скорую. А мне отвечают: «Что ты, бабушка, среди ночи звонишь? Ложись и спи». А сейчас-то вон сколько сразу вокруг меня людей закрутилось. На День Победы и главный депутат области приезжала, и телевидение было, и газетчики…

- Медики, значит, никаких болячек не нашли?

- Бог в обиду не дает. Я в семьдесят бороны в огороде за собой таскала. А в восемьдесят не одну машину дров во двор перебрасывала и в поленницы складывала…

- Трудовая закалка? А говорят, кто много работает, пашет, так сказать, без сна и отдыха, быстро изнашивается…

- Не знаю, я всю войну, можно сказать, с первого ее дня и почти до окончания работала в военных госпиталях санитаркой. А какой это каторжный труд! На сутки заступаешь в смену, и присесть на минутку некогда. В госпиталь меня взяли в семнадцать лет. А потом пришлось всю жизнь работать в сельском хозяйстве. И там тоже лодыри не приживаются.

Муж мой все время рядом был. Но он ушел из жизни рано. Хотя... семьдесят лет - это для меня рано… Он бы еще жил. Но военные раны сказались на здоровье.

- Вы познакомились на фронте, в тылу?

- Иван Петрович лежал в госпитале, где я работала. И вот его выписали и дали направление домой, на родину. А меня к нему приставили сопровождающей. Я его до дома сопроводила, а за время, пока мы добирались до места, что-то между нами вспыхнуло. Он и предложил: «Давай дальше вместе жить». Так мы с ним и прожили рука об руку 54 года. Двое сыновей у нас народились. Сейчас старший живет в Томске, а у меньшенького я живу. Четыре внука у меня и столько же правнуков.

- У нас, у журналистов, есть практика интересоваться, какие подвиги фронтовик совершил. Какие награды за это получил? Уместно ли это спрашивать у рядовой санитарки прифронтового госпиталя?

- Какие там подвиги? Самый главный подвиг, если ты хоть чем-то помог подняться на ноги раненому. Ведь они, едва шевелиться начинали, на фронт обратно просились. Редко кто домой хотел. И когда тебя усталость и нервный срыв готовы были в постель уложить, поднимаешься и снова в перевязочную, в палату к больным. Тяжело вспоминать те кровавые годы войны. Всякого пришлось насмотреться, многое пережить…

А насчет медалек, так есть они у меня. Правда, где лежат, уже и не помню. То, что меня признали ветераном войны, это хорошо. Но я не в меньшей степени горжусь званием «Ветерана труда». В Асиновском районе я больше 20 лет проработала дояркой. Меня хорошо знали руководители колхозов тех лет. Труд этот, скажу я вам, не менее тяжкий, чем госпитальный. В жару выезжаешь на летнюю дойку, а там комаров, мошкары - не продохнуть. Жгли автомобильные баллоны, чтобы хоть как-то мошкару отогнать. Коровы задыхались в дыму, а от костров не отходили. И так день ото дня, день ото дня…

- Не приходилось сравнивать, а где было легче: в войну или на передовой сельскохозяйственного фронта?

- Тяжело приходилось и там и там. Но война есть война. И она ни в какое сравнение не идет с теми трудностями, с которыми сталкивается на этой земле человек в мирное время.

Теги:

Избранные новости